Skip to main content

Связаться с нами

За консультациями по вопросам иммиграции, гражданства, экстрадиции или прав человека просим связаться с нами сейчас.

Связаться с нами

W и Другие против министра внутренних дел Великобритании (Депортация - по существу) SC/54/2005

Автор: Gherson Immigration

Справочная информация и история производства

Заявители являются гражданами Алжира, которые были установлены Специальной комиссией по иммиграционным апелляциям (СКИА), как представляющие угрозу национальной безопасности Великобритании. На протяжении нескольких лет различные министры внутренних дел Великобритании пытаются депортировать их в Алжир, что привело к продолжительной тяжбе. Некоторые апелляции в СКИА не увенчались успехом на том основании, что депортация в Алжир не нарушит права человека заявителей ввиду заверений, предоставленных правительством Алжира, относительно их безопасности и обращения с ними по возвращении.

Тем не менее, дальнейшая апелляция заявителей в Верховный суд по делу W (Algeria) -v- SSHD [2012] UKSC 8 была удовлетворена. Данные дела были возвращены в СКИА для второго и третьего слушания. 25 января 2013 года СКИА снова отклонила апелляции почти всех заявителей, за исключением одного. Затем было дано разрешение на дальнейшую апелляцию в СКИА после устного слушания 15 января 2014 года. Своим решением от 23 января 2015 года (BB and Others v SSHD [2015] EWCA Civ 9) Апелляционный суд вернул данный вопрос в СКИА по двум основаниям. Первое основание заключается в том, что СКИА «не применила полный, конкретизированный и целостный подход дела Бабара Ахмада [Babar Ahmad v United Kingdom (2013) 58 EHHR 1] к необычным обстоятельствам данных дел» (пункт 24). Второе основание заключается в том, что «СКИА совершила правовую ошибку, положившись на некоторые источники подтверждения [эффективности алжирских заверений относительно обращения с возвращенцами], когда доказательства не позволяли этого...».

Одним из центральных вопросов является толкование судебного решения ЕСПЧ в деле Othman v United Kingdom (2012) 55 EHRR 1, и, в частности, вопрос того, «можно ли проверить или провести мониторинг соблюдения», что является особо важным в случаях депортации при заверениях.

Факты

Центральный вопрос в данной апелляции касался условий, в которых заявители, вероятно, будут содержаться в период до 12 дней по прибытии в Алжир. Данный противоречивый период называется предварительным заключением. Заявители основали свое утверждение на трех главных основаниях: (1) что их права, предусмотренные статьей 3 Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ), будут нарушены; (2) что СКИА допустила правовую ошибку, постановив, что имелись надлежащие гарантии, позволяющие проверку соблюдения алжирскими властями заверений, предоставленных правительством Алжира; и (3) что СКИА допустила правовую ошибку, ссылаясь на тот факт, что сотрудники Службы безопасности Алжира (Département du Renseignement et de la Sécurité [«ДРС»]) присутствовали в ходе обсуждений заверений и подписались под них, поскольку нет никакого открытого доказательства в поддержку такого заключения.

Найденные СКИА в открытых судебных решениях доказательства относительно предварительного содержания под стражей заключаются в том, что содержание под стражей осуществляется ДРС в казармах Антар. В течение периода до 12 дней задержанные допрашиваются с целью получения от них материалов, которые могут быть использованы в последующем судопроизводстве. В конце данного периода задержанные передаются, если только не освобождаются, гражданским властям. Если они заключат их под стражу, это осуществляется в общем охраняемом учреждении и в условиях, которые не подвергались критике в ходе данных производств. Открытое судебное решение СКИА включало выводы (среди прочих), что многие камеры в казармах Антар были чрезвычайно примитивными, условия были ненадлежащими, задержанным часто приходилось спать на полу, они получали ненадлежащее медицинское обслуживание, содержались в одиночном заключении, подвергались унижениям со стороны охранников, и на них оказывалось давление, чтобы они подписали документы, не поняв их.

Критерий в соответствии со статьей 3

Суд применил критерий, использованный Апелляционным судом в делеБабара Ахмада, чтобы установить, что данный подход не меняется в случаях, когда выдворение преследуется на основании национальной безопасности. Более того, при определении, выходит ли риск за рамки порога статьи 3, данный подход не изменяется в случаях, где задействованы дипломатические и прокурорские заверения. Данный критерий заключается в том, имеются ли существенные основания полагать, что заявителю грозит реальный риск, что он будет подвергнут обращению, которое противоречит статье 3. Выисканного риска будет недостаточно.

Вследствие дела Al-Skeini v SSHD суд также счел, что преднамеренное плохое обращение можно было бы более легко определить в качестве достаточно тяжкого нарушения статьи 3.

Вопросы

Ответчик признала, что был реальный риск того, что по возвращении заявители будут содержаться в предварительном заключении, в действительности данное дело велось на основании предположения, что все они будут заключены под стражу на определенный период. Таким образом, решающим вопросом в настоящем деле была эффективность предоставленных заверений и проверка соблюдения этих заверений.

Основными характеристиками заверений в настоящем деле были:

  • Обмен письмами между премьер-министром Великобритании и президентом Алжира, каждый заверял другого в своей твердой приверженности к международному праву и правам человека, и, в частности, праву на справедливое судебное разбирательство и право на презумпцию невиновности.
  • Переписка между британским послом в Алжире и Главным управлением по судебным и правовым делам Алжира, которая включала несколько обязательств от имени посольства.
  • Письмо от алжирских властей касательно одного из заявителей, в котором гарантировалось (среди прочего), что если Y будет арестован в Алжире, у него будет ряд прав, включая право на обращение в суд и право на осмотр врача.

Данное дело явно подчеркнуло степень того, насколько хорошие отношения с Великобританией служат национальным интересам Алжира. Было ясно, что правительство Алжира заинтересовано в соблюдении данных заверений.

Правительством Великобритании и СКИА было установлено, что все заявители имеют историю причастности к исламскому терроризму, связанному с Аль-Каидой. Данный факт в совокупности с геополитической ситуацией и увеличением исламистской деятельности в Магрибе привел бы к большой индивидуальной и конкретной заинтересованности ДРС в этих отдельных заявителях, если они вернутся в Алжир. Было заявлено, что, поскольку сотрудники ДРС имеют статус «сотрудников уголовной полиции» они обладают официальными полномочиями на взятие под стражу. Ввиду того факта, что заявители были утверждаемыми террористами, именно ДРС будет осуществлять предварительное заключение под стражу, что Госдепартамент США определил проблематичным в силу «чрезмерного применения предварительного заключения».

Хотя ответчик предложила, что в последнее время произошла эффективная модернизация ДРС, включая то, что служба «переходит к роли, которая больше похожа на роль традиционной спецслужбы», заявители представили доказательства, показывающие, что сотрудники ДРС, по-видимому, действуют с фактической безнаказанностью, так как не было никаких известных примеров того, чтобы сотрудники ДРС подвергались дисциплинарным или судебным мерам.

Суд заключил, что он не может считать данные доказательства, как приводящие нас к выводу (как было заявлено ответчиком), что уровень обеспокоенности был настолько снижен, что осталась небольшая необходимость в эффективной проверке соблюдения заверений.

Касательно проверки заверений, был вопрос того, что не может быть никакого мониторинга взятия ДРС кого-либо под стражу, так как не было никакого доступа к учреждениям ДРС; не было никакого контакта между британским посольством и ДРС; и в запросе независимого эксперта о такой встрече было отказано.

Как ранее заявляла СКИА в деле BB: «Проверка может быть достигнута различными способами, как официальными, так и неофициальными, а также различными организациями, как правительственными, так неправительственными. Мониторинг - один из способов проверки, но не единственный».

Посольство Великобритании

СКИА признала, что роль и компетенция британского посольства означали, что оно не предпримет собственных позитивных шагов для проверки или сообщения о нарушениях заверений. Это будет полностью зависеть от обращения в посольство членов семей или иных лиц с жалобами или сообщениями. Если такие жалобы не будут сочтены «достоверными» и не будут подкреплены доказательствами, медицинскими показаниями или надлежащим доступом к судебному решению по этому вопросу, будет сложно добиться эффективного действия от этих жалоб.

Выводы

СКИА заключила, что она не убеждена, что улучшения условий в Алжире были настолько существенны, чтобы устранить необходимость в эффективной проверке того, что власти будут соблюдать предоставленные заверения. Была «вероятность» того, что если заявителей вернуть в Алжир, их права, предусмотренные статьей 3, будут нарушены и был «реальный риск» такого нарушения. Также было постановлено, что различные механизмы проверки соблюдения, выдвинутые ответчиком, не представляли собой надежную систему проверки. Поэтому апелляции были удовлетворены.

Информация в данном блоге предлагается только в целях предоставления общей информации, она не является исчерпывающей и не содержит в себе юридической консультации. В то время как предприняты все усилия, чтобы убедиться в том, что информация и законодательство соответствуют действующим на момент публикации правовым нормам, следует помнить, что с учетом течения времени данная информация может перестать отражать текущее правовое положение. Фирма Gherson не несет ответственности за ущерб, возникающий вследствие доступа к информации, которая содержится в этом блоге, или ее использования. Для получения официальной консультации по действующему законодательству, пожалуйста, свяжитесь с фирмой Gherson. Юридические консультации предоставляются только на основании письменного соглашения в установленной форме, подписанного клиентом, с одной стороны, и от имени или по поручению фирмы Gherson, с другой стороны.

© Gherson 2016

Связаться с нами

За консультациями по вопросам иммиграции, гражданства, экстрадиции или прав человека просим связаться с нами сейчас.

Связаться с нами