Skip to main content

Связаться с нами

За консультациями по вопросам иммиграции, гражданства, экстрадиции или прав человека просим связаться с нами сейчас.

Связаться с нами

Папошвили против Бельгии: ЕСПЧ пролил долгожданный свет на статью 3 в делах, связанных с медицинским лечением

Автор: Gherson Immigration

В судебном решении Большой палаты в прошлом месяце, Европейский суд по правам человека предоставил позитивную переоценку обстоятельств, при которых лицо, страдающее серьезным заболеванием, может воспротивиться высылке на основании статьи 3 ЕКПЧ.

 Дело Папошвили против Бельгии началось с заявления (№ 41738/10) гражданина Грузии г-на Георгия Папошвили в 2010 году. Г-н Папошвили проживал в Бельгии с ноября 1998 года, когда он обратился, - но впоследствии ему было, - за убежищем. В период с 1998 по 2015 гг. он совершил ряд преступлений, связанных с бесчестным поведением, включая кражу и грабеж. В ноябре 2005 года он был приговорен к трем годам лишения свободы.

 В 2006 году, когда он находился в тюрьме, г-ну Папошвили поставили диагноз хроническая лимфоидная лейкемия. В феврале 2008 года в докладе, подготовленном Университетской больницей Антверпена,говорилось, что его болезнь угрожала жизни и что его продолжительность жизни составляла от трех до пяти лет. В 2006 году г-ну Папошвили также поставили диагноз гепатит «С», и ранее у него диагностировали туберкулез легких, который снова активизировался в 2008 году. Компьютерная томография, сделанная в марте 2015 года, показала, что г-н Папошвили перенес инсульт, что привело к перманентному параличу левой руки.

 В период с 2000 по 2007 гг. г-н Папошвили делал ряд запросов о предоставлении вида на жительство на исключительных основаниях. Однако 7 июля 2010 года Иммиграционная служба Бельгии вынесла постановление о его высылке из страны вместе с постановлением о заключении его под стражу. 23 июля 2010 года он обратился в суд за временными мерами на основании правила 39, статей 2, 3 и 8 Конвенции. Он утверждал, что если его вышлют в Грузию, у него более не будет доступа к медицинскому обслуживанию, которое требуется ему, и что ввиду его очень короткой вероятной продолжительности жизни, он умрет еще быстрее в дали от своей семьи.

 В своем судебном решении Палаты от 17 апреля 2014 года, Европейский суд по правам человека единогласно объявил заявление допустимым, но постановил, что приведение в исполнение решения о высылке г-на Папошвили в Грузию не повлечет нарушения статей 2 и 3 или 8 Конвенции.

 14 июля 2014 года г-н Папошвили запросил направления его дела в Большую палату в соответствии со статьей 43 Конвенции. К сожалению, он умер 7 июня 2016 года, когда его дело еще рассматривалось. Однако суд решил продолжить рассмотрение заявления г-на Попошвили на основании «особых обстоятельств» его дела. Он решил, что, хотя основная цель системы Конвенции заключается в предоставлении индивидуальных средств правовой защиты, «ее миссия также заключается в определении вопросов на основании публичного порядка в общих интересах, тем самым поднимая общие стандарты защиты прав человека», и что «на кону были важные вопросы» касательно высылки тяжелобольных иностранцев. Данное дело было заслушано 16 сентября 2015 года, а решение вынесено 13 декабря 2016 года.

Суд пролил долгожданный свет на «весьма исключительные обстоятельства», при которых он будет устанавливать нарушение статьи 3 в делах высылки тяжелобольных лиц, заложенных в предыдущих прецедентах: D v UK (1997) 24 EHRR 423 иN v UK (2008) 47 EHRR 885 [GC]. Оба этих дела касались заявителя, страдающего СПИДом. В деле D v UK нарушение было установлено на основании реального риска смерти тяжелобольного заявителя «при самых жутких обстоятельствах», в случае его возвращения. В деле N v UK состояние здоровья заявителя не было установлено в качестве тяжелого, а также низкое качество лечения и факт существенного сокращения продолжительности жизни не были установлены в качестве «исключительных обстоятельств», способных нарушить статью 3. Таким образом, эти дела вместе стали прецедентом для предположения, что люди, которые подлежат высылке, не могут заявить, что они вправе оставаться исключительно для продолжения получения выгоды от медицинской, социальной или иных форм помощи.

 И хотя в деле N. суд признал возможность дополнительных обстоятельств помимо неминуемости смерти (как в делеD.), которые могут быть классифицированы как «исключительные», последовавшая судебная практика умалчивала, какие обстоятельства могут быть такими. В результате этого со времени дела N. действие заключалось в лишении людей выгоды статьи 3 в делах о высылке, если только их состояние не было тяжелым.

 В деле Папошвили суд, по-видимому, отменил данный предыдущий ограничительный подход, постановив в пункте 183, что весьма исключительные случаи, указанные в деле N.:

 «...ссылаются на ситуации с высылкой тяжелобольных лиц, в которых были показаны существенные основания полагать, что он или она, хотя и не находится под угрозой неминуемой смерти, подвергнется реальному риску, ввиду отсутствия надлежащего лечения в принимающем государстве или отсутствия доступа к такому лечению, серьезного, быстрого и необратимого ухудшения в состоянии его или ее здоровья, что приведет к сильным страданиям или существенному сокращению продолжительности жизни». (Выделено нами).

 Суд очень хотел подчеркнуть, что такие ситуации все еще соответствуют высокому порогу применения статьи 3. Тем не менее, очевидно, что дела, не связанные со «смертным ложе», теперь могут быть «очень исключительными» в целях статьи 3, в частности, когда существует риск ухудшения, который приведет к «сильным страданиям» или «существенному сокращению продолжительности жизни».

 Важно, что суд также установил ряд процессуальных защит, гарантированных на основании статьи 3, которые он применил в деле Папошвили к высылке тяжелобольного заявителя. В их числе требование к государству изучить предвидимые последствия возвращения до фактической высылки; как в отношении общей ситуации в принимающем государстве, так и личных обстоятельств лица. При этом власти должны должным образом рассмотреть, является ли в общем, доступное медицинское обслуживание в принимающем государстве достаточным и надлежащим на практике для лечения болезни заявителя. Потенциальными факторами в данной оценке будет то, будет ли лицо действительно иметь доступ к этому медицинскому обслуживанию и учреждениям в принимающем государстве, с учетом доступности, стоимости, наличия социальной и семейной сети, а также расстояния поездок. Далее, в случаях, когда имеются серьезные сомнения касательно высылки, государство должно получить гарантии наподобие гарантий в деле «Тарахел», что указанное лицо действительно получит надлежащее лечение.

 Именно не проведение бельгийскими властями такой оценки рисков для г-на Папошвили, несмотря на представленную им информацию касательно состояния его здоровья и доступа к лечению в Грузии, привели к выводу суда о нарушении процессуальных требований статьи 3, то, что в результате также привело к нарушению статьи 8.

 Никакого права на конкретное лечение в принимающем государстве не остается, и всего лишь несоответствия в системах здравоохранения при высылке, самого по себе, не достаточно, чтобы задействовать статью 3. Остается вопрос, подвергнет ли заявителя акт высылки нарушению статьи 3, согласно критерию «реального риска», указанному выше в пункте 183 решения суда. Но судебное решение по делу Папошвилиприветствуется в качестве такого дела, которое, по меньшей мере, расширило обстоятельства, при которых иностранные граждане, страдающие тяжелой болезнью, могут противостоять высылке на основании статьи 3 ЕКПЧ.

Информация в данном блоге предлагается только в целях предоставления общей информации, она не является исчерпывающей и не содержит в себе юридической консультации. В то время как предприняты все усилия, чтобы убедиться в том, что информация и законодательство соответствуют действующим на момент публикации правовым нормам, следует помнить, что с учетом течения времени данная информация может перестать отражать текущее правовое положение. Фирма Gherson не несет ответственности за ущерб, возникающий вследствие доступа к информации, которая содержится в этом блоге, или ее использования. Для получения официальной консультации по действующему законодательству, пожалуйста, свяжитесь с фирмой Gherson. Юридические консультации предоставляются только на основании письменного соглашения в установленной форме, подписанного клиентом, с одной стороны, и от имени или по поручению фирмы Gherson, с другой стороны.

© Gherson 2017

Связаться с нами

За консультациями по вопросам иммиграции, гражданства, экстрадиции или прав человека просим связаться с нами сейчас.

Связаться с нами